D (lemurlemur) wrote,
D
lemurlemur

Как все начиналось я не помню, и когда тоже не помню, сначала были медленные перемены, незаметные - вот, например, на лифте перестаешь ездить - прикольно. А волосы начинают виться, но это от воздуха, влажности, при чем здесь, и глаза тоже, они у меня не зеленые, это освещение такое, и только когда она сказала: «Тебе же не продадут вина, ну посмотри на себя» – и вот только тогда я понял, понял и не поверил

Я сейчас, я скоро, они открыты всю ночь

Снова слетаешь по ступеням, слетаешь, да - скользишь тонкой подошвой по ним, стершимся, и тот миг, растянутый, когда левая подошва уже не чувствует камня под ней, а правая еще не коснулась – вот в этот миг ты, в движении, перестаешь касаться перил кончиками пальцев, и –

Только дверь подъезда хлопнула. Уже не такая, уже деревянная, с тем скрипом давно забытым

И назад с двумя бутылками вина и французской булкой в корзине, перепрыгивая лужи, в которых отражалось лиловое небо, закат в апреле, после магазина сразу налево до бульвара и потом темными улицами вниз, и только что прошел дождь и я хочу вдохнуть весь этот воздух и шум листьев, весь, и сквозь листья вижу, как зажигаются наверху окна – одно за другим, одно за другим – и еще переулками вниз, осторожно там ветки, мимо белеющих в сумраке известковых домов, мимо темной заросшей виллы Куакчотля, а потом по тропинке, где корни уже прорастают сквозь старые плиты, а солнце село, темно уже, я был босиком, в драных карго-шортах и той белой майке со змеей и черепами (помнишь)- перепрыгивал корни, чтобы не упасть в темноту, где непролазное витье цветов.

А потом темные листья редели и в темноте был просвет и блеск моря, а ты уже ждала меня внизу, у темной воды, куда ты дел чертову корзину, всё равно, и орхидеи в мокрых гладких волосах когда ты вся выгнулась навстречу мне, дрожащий пульс у края глаза, и еще, и как попало избавляясь от того, что еще на мне оставалось, что еще было мной, мокрая майка не снималась и мы разорвали ее к чертовой матери, а дальше я уже не знаю как и что и ты сказала мне - это Юкатан, сказала ты, это Юкатан
Tags: формула весны
Subscribe

  • вредно спать после шести

    # 1 – это деревянная мышь на колесах, несколько веток прошлогодней вербы, Гай Светоний Транквилл в мелованной обложке, ссохшееся чучело Колобка –…

  • 02

    Февраль - это не больно. Вон у тётеньки маленький железный комарик, cейчас он тебя укусит. А потом выжимают кровь на стекло. Упала навзничь,…

  • Сокращенный отчет о командировке в Пермь.

    Неважно неважно неважно (туда же) неважно неважно неважно неважно неважно неважно и это тоже темнеет поздно, в девять светло, в десять светло, в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • вредно спать после шести

    # 1 – это деревянная мышь на колесах, несколько веток прошлогодней вербы, Гай Светоний Транквилл в мелованной обложке, ссохшееся чучело Колобка –…

  • 02

    Февраль - это не больно. Вон у тётеньки маленький железный комарик, cейчас он тебя укусит. А потом выжимают кровь на стекло. Упала навзничь,…

  • Сокращенный отчет о командировке в Пермь.

    Неважно неважно неважно (туда же) неважно неважно неважно неважно неважно неважно и это тоже темнеет поздно, в девять светло, в десять светло, в…