D (lemurlemur) wrote,
D
lemurlemur

Categories:

Три гранатовых зёрнышка красных как кровь



Маме
26.08.1926-19.05.2018


1. Машину только и нашли

Я так думаю - ей кто-то назначил встречу. И она туда боялась идти. Дату она записала специально, на видном месте, помадой по зеркалу - чтобы прочли. А потом этот кто-то ее убил... Ну, или украл. Рассказала следователю, но он только рукой махнул. Говорит, никакого убийства нет, это же очевидно.

Ее машину, маленький арендованной белый Фиат, нашли в зарослях у реки. Там же, вдоль течения, разбросаны были ее вещи, одежда. Она шла и роняла все сама, так он сказал - никаких следов насилия или борьбы… Или даже ограбления - сумка лежала в машине с деньгами и документами, нетронутая, а чуть позже нашли и сережки ее, белого золота, там же, в траве у самого берега. Значит, она их тоже сняла и бросила сама. И все. И больше никаких следов.
Основная версия, как он сказал: утопилась, а тело унесла вода. Это правда - после смерти Дениса она стала сама не своя, учебу забросила... Ходила как сомнамбула какая-то. Потом уехала - будто по следам его - и все. Но все равно - странно, странно все... Ну, в Афинах они, допустим, были вместе - воспоминания и все такое. Но зачем было тащиться за пятьсот километров от города, черти куда... арендовать машину…? И речка эта, она совсем мелкая - по ней ходят туристы вброд. Не представляю, как возможно там потеряться или утонуть. Да еще так, чтобы не нашли.
Подозреваю, им просто нужно побыстрее закрыть это дело.


2. Синьорита Кора

Я-то вообще не загораю, у меня кожа очень белая, матовая. И черные волосы... А он наоборот - через неделю в отпуске прямо мулатом становился, а волосы выгорали после морской воды естественно так, прядями... Сколько было тогда на улице - плюс сорок... Больше?.. За окном блестело море, блестело весь день с утра и до вечера через решетки опущенных ставень, и полосатая тень косо шла прямо через нас, через кровать. Тот номер был весь в зеркалах и на потолке было зеркало тоже - и я видела в зеркале нас, когда мы без сил лежали на белых, смятых и влажных от любви простынях. Его руки на моем теле – лапищи, ручищи такие все черные, как чужие, так он загорел тогда.
‘О ужас, меня ласкает незнакомый мавр’, - сказала я и потянулась к тарелке с фруктами - нам принесли в номер вино и фрукты, там были нектарины и гранаты, красные и надломленные уже, и их зерна будто искрились...Не дотянулась, а сил встать не было. Тогда он протянул его мне, взяв с тарелки.
'Знаете ли вы, синьорита Кора (это он так пугал меня, глухим таким и страшным голосом)…знаете ли вы, что гранат - это пища мертвых ?..'   Он вообще любил меня так вот смешить... У него эта его курсовая в голове,  он писал тогда курсовую о древних мифах. И я все смеялась, смеялась, и боялась что испачкаю красным белые простыни, и даже когда очнулась от сна - проснулась, кажется, от собственного смеха, и разжала руку - там у меня что-то было в руке, в ладони.

Зёрнышки граната, три зёрнышка граната, красных как кровь.
И, не думая, я съела, разжевала их - вкус был сладостный, вяжущий, как исчезающий сон.


3. Август

Даже знаю, когда это началось - когда его перестали кусать комары. Летят к нам, меня жрут, а его - почему-то нет... И когда перестал к нему приставать загар.
Я ничего не почувствовала тогда, хотя знала наверняка, что вижу его в последний раз. Потом я подумала - это потому, что был уже не он. Волосы вылезли от химотерапии, глаза красные, запавшие, и весь он был будто вдавленный в простыни и подушки, с капельницами этими, с руками замотанными, исколотыми. Даже не помню, что он говорил, что я отвечала. Дежурное что-то: мол, он еще сто лет проживет... Но было видно, было ясно, что все, что он устал бороться, бесконечно устал - ему тяжело было даже произносить слова.
Врачиха была тут же, даже не ушла, не дала нам попрощаться, и когда я ответила, что все, что мне пора, что десять раз еще зайду, то вдруг поняла, что даже хорошо, что она тут... Что мне не нужно этого, что я не найду в себе сил даже дотронуться до него... До него такого. Что это уже не он.
И вот когда я вышла, я... На улице уже. Выдохнула, выдохнула этот жуткий воздух больницы, слез не было - я вспоминала, я шла по аллее, шуршала листьями – вспоминала, как пахла его кожа в том августе - солью, и немного иодом, и морем и летом, и как я, глядя вверх, в зеркало, и на нас двоих, перевернутых в нем, перебирала его волосы, в которых блестела высохшая соль от морской воды... И курсовую его. Оказывается, река мертвых - Ахерон, Черная река, на самом деле есть, а я и не знала. Только она мелкая совсем. Ее туристы переходят вброд.


4. Миф

Второй раз он мне снился уже когда я приехала. Взять номер в том же отеле не получилось, не было мест, и я выбрала другой, через улицу. Хуже, скромнее, но тоже с видом на море, белые стены и почему-то черные простыни - видно, претензия на минимализм. Но за стеной работал то ли мотор, то ли компрессор какой-то...
Гул этот едва различимый, низкий такой, шел прямо через стену - я хотела позвонить, чтобы дали другой номер, но выключилась, даже не заснула - забылась.
Он стоял в полный рост, держа надо мною венок из листьев и трав, а я лежала не черной земле, черной и мягкой как бархат. Простертые руки и этот венок - или это были его волосы, пряди волос, лежащие на воде, на глади зеркальной воды, что была над нами. Слова его звучали гулко, глухо... Глухо и вязко, медленно. И он назвал, он сказал мне, что раз в году воды Черной реки становятся глубже, уходят вглубь, в ущелье и устье ее разверзается, как воронка, чтобы принять тех, кто странствует между этой стороной и той.
Не проснувшись, боясь забыть это ускользающее, непроизносимое, я протянула наугад руку к тумбочке… расческа… нет, книжка, нет, нет, помада – да, пойдет, и я записала дату, цифры прямо на зеркале, что висело у кровати. Еще до того, как поняла уже с утра, прочитав будто написанное чужой рукой, что это же - сегодня. Сегодня вечером.
 
5. Глава без точки в конце

...Съехала с гладкого шоссе на шкмную грунтовую дорогу и тут же зашуршали о кузов ветви деревьев и кустов. Солнце уже садилось и я подумала - я здесь, я не опоздала... Еще немного - и с дороги я свернула на совсем заросшую тропу. Вот. Вот здесь. Я развернула машину на обочине, загнала ее носом в заросший кювет, в кусты.
Заглушила мотор и сразу стало очень тихо. До звона в ушах.
Потом я открыла дверь, вернее - вытолкнула дверь наружу, вышла, и после сухого кондиционированного воздуха салона вдохнула, погрузились с головой во влажную вечернюю жару, запах нагретых солнцем трав, мяты и шалфея; было пиликанье циклад и далекий шум реки впереди. Тогда я пошла по еле заметно тропе туда, где вода блестела сквозь ветви.
Я узнавала и не узнавала реку - то  же мелкий, мерно бегущий поток, ветви деревьев, нависшие над водой. Сейчас, вечером, вода казалось пепельно-серой, и черная тень листвы скользила по ней как кружево.
Медленно я шла вдоль реки - постепенно деревьев становилось все меньше, скалы по берегам - все выше; солнце уже зашло или его скрыло ущелье - и был только бледно- лиловый, призрачный свет, и шум, бормотанье воды. Да, слышен был только шум воды - цикады давно замолкли.
Вода теперь казалось черной, и там, где она дробилась о камни, шла по воде агатовая рябь. Не нужная уже рубашка соскользнула с плеч. Я сбросили туфли. Стянула с себя и перешагнула через джинсы, подумав попутно - какое странное слово... Когда я уже совсем разделась, то вдруг вспомнила про сережки... Сняла и уронила их в сухую траву. Теперь ничего не отделяло меня, поверхность кожи, от этого воздуха, от гула черной реки.
Ущелье все сужалось, скалы становились все выше - я медлено шла, а перспектива будто искажалась, вытягивалась передо мной: ввысь и ввысь, и вглубь, и река становилась все шире, все глубже, и когда я коснулась воды босой ногой, то еще подумала - странно, ни сучьев ни острых камней - я будто ступала в мягкий бархат. Пошла вдоль течения... Воды я не чувствовала - вода была единой с теплым вечерним воздухом.
Глубже, с каждым шагом все глубже, а гул становился все ближе, он нарастал, он напоминал даже не грохот водопада, а звук воды, уходящей в воронку - только замедленный, вязкий, растянутый во много раз, грохочущий, заполняющий собой все.
Я подняла руки, распустила волосы, но не почувствовала их вес - они разлетелись, расплелись по зеркальной глади, когда я вошла в черную воду


6. Пост скриптум

Как правильно чистить гранат ? Вот в такой плошке с водой. Правда, выглядит жутковато - руки будто в крови... Гранат, говорил он, восстанавливает гемоглобин, стакан сока в день - и  вся моя хворь уйдет... Он
тогда еще мог шутить на эту тему, когда поставили ему диагноз. Лейкоз. Еще он называется – ‘белокровие’, странное слово. Я читала, но поняла только, что это когда не хватает красного.

-
Мне хорошо, мама,ты не волнуйся. Меня никогда не найдут - ты ведь даже не видишь снов со мной,  значит, так и должно быть. Потому что теперь я знаю. Знаю что мне уже нет пути назад, нет места среди живых.
Не стало с тех пор как я съела тогда три гранатовых зёрнышка красных как кровь.


08.2018.



Прим.

Персефона (лат.) также Ко́ра (др.-греч Κόρη, дева) - супруга Аида, который похитил её и унёс в своё царство. Однажды Аид отпустил Персефону, но перед этим дал ей три зерна граната - своего символа (по одной из версий - это были три капли крови Диониса). Та проглотила зёрна — и оказалась обречена на возвращение в царство мертвых.

В августе Персефона поднимается на небо в виде созвездия Девы.

Ахерон - река в Греции и одна из рек, протекающих в царстве Аида.
Древние греки были убеждены, что если идти вдоль берега Ахерона, то можно попасть к вратам в ад.
 
Subscribe

  • Яблочный человек. Сочинение

    ' 'Ах она проклятая баба! Гофман. Все из-за того, что я разбил папин айфон. Он был такой красивый и блестящий и под прозрачным стеклом там…

  • На середину площади не надо ходить.

    Все огни — огонь. Х.Кортасар. Море блестит через зубчатые листья. Я лежу на теплой каменной кладке, наверху старой стены, меня скрывает ветка…

  • Дверь в лето - II

    Between skin and skin, there is only light. John Fowles, 'The Magus' Красный штурвал поворачивается и, как пробку, выталкивает алюминиевую дверь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments